язык

Заметки о говорах и диалектных чертах белорусско-русского пограничья

Г.А. Цыхун

Белорусско-русское пограничье, как и сама языковая граница, всегда привлекали к себе внимание учёных-лингвистов.

Проблема принадлежности говоров пограничья к тому или иному языку остаётся до сих пор трудно разрешимой. Однозначное или простое решение этой проблемы, как правило, ведёт к искажению истинной картины. Однако в Советском Союзе преимущество отдавалось именно таким решениям. Относительно интересующей нас проблемы говоров белорусско-русского пограничья посторонний (незаинтересованный) исследователь профессор Тель-Авивского университета П. Векслер писал следующее (цитирую в переводе на русский язык):

Читать далее

Этнический вопрос на Смоленщине: официальная статистика и исследования смоленского этноса (во второй половине 19 – первой четверти 20 века)

Кирилл Равкович

В октябре 2010 года в Российской Федерации прошла перепись населения. Естественно в ней принимала участие и Смоленская область. Но вот результаты переписи могут удивить тех, кто знаком с историей этого края – русскими себя считает абсолютное большинство населения (94,6%). «Но позвольте!», скажут некоторые, и я среди них – «а разве эта цифра когда-нибудь была другой? Разве не давали и предыдущие переписи близких процентных соотношений?». Действительно – и в 2002, и в 1989, и 1959 процент беларусов на Смоленщине был невелик: от 0,8% до 1,94% от общего населения области. И тем сильнее удивление от данной информации, тем больше вопросов у тех, кто связывает Смоленск так же неразрывно с Беларусией, как и с Россией.

Читать далее

Заметки к вопросу о белорусских школах на западной Брянщине

П. А. Амбросович

Новогодние праздники 1918 – 19 гг. в древнем городе Смоленске. По решению ЦК РКП(б) и по целому ряду объективных причин в ночь на 2 января 1919 г. провозглашается Социалистическая Советская Республика Белоруссии (ССРБ). Чтобы представить, как быстро это сообщение могло дойти до Черниговской губернии, я приведу высказывание белорусского писателя Янки Скригана: «Революцию помню. Немецкую оккупацию помню. Помню другие жизненные мелочи. А вот провозглашения БССР не помню. Ни манифеста не помню, никакой торжественности по этому случаю не помню. Ни шума, ни подъёма. Учился я в ту пору в Слуцке, в школе первой ступени. И учителя нам ничего не говорили про это событие. Вот я говорю, что ничего не помню, а сам думаю : почему ? На первое января 1919 года мне шёл уже четырнадцатый год. Если бы что творилось, верно что помнил бы. И это в Слуцке ! А что про деревню говорить ?! Тогда слова «Беларусь», «белорус» редко где в народе можно было услышать. Всё больше «тутэйшы» и «тутэйшы». Сознание белорусскости росло с укреплением белорусской советской государственности. Более-менее оно укрепилось в середине двадцатых лет.»

Читать далее

Лявон Цигельников: белорус из оккупированной Брянщины

Среди белорусов Москвы наемало тех, кто родился на современном белорусско-российском пограничье: Смоленщине, Псковщине и Брянщине. С самого детства жителям пограничья прививалась русская идентичность, гордость за славные деяния Петра Великого, и, главное,  мнение о триединстве русского народа.

Не смотря на это,  местные говора, песни, традиции, да и во многом историческая память, до сих пор указывают на белорусское прошлое этих районов Российской Федерации. Местные жители, как и 100 лет тому назад, называют своих восточных соседей «москалями» или «кацапами», а себя – «хохлами».  Причем «хохол» в данном случае не является синонимом украинца. Это тот, кто говорит с фрикативным - г, называет деньги «грошами» и, собственно, ничем не отличается от своих западных братьев из Гомельской области.

Читать далее

Тэрытарыяльны абсяг беларускай народнай мовы – 2

Ніна Баршчэўская

У публікацыі Смаленшчына … адвечная зямля беларускага народу Уладзімер Глыбінны піша пра захаваныя ў народзе асаблівасьці беларускае мовы Смаленшчыны (у: „Беларуская Думка”, № 5, Нью-Ёрк – Саўт Рывэр 1963, с. 10-18).

Паводле ягоных сьцьвярджэньняў: „найбольш зрусыфікаваныя гарады, але на сяле добра выявілася жывучасьць беларускае мовы з усімі ейнымі асаблівасьцямі, прычым, лепш на паўдні, як на поўначы. „Браншчына” ўся аж пад Арол захавала вельмі добра беларускую мову. Тут спатыкаюцца ўсе ейныя асаблівасьці. У Смаленшчыне – беларушчына так-жа добра захавалася, хоць і не ўва ўсіх паветах (ува ўсходніх горш, як у заходніх). Цікава, што і самы Смаленск з моўнага гледзішча ня выглядае надта страшна. Людзі гавораць тут з паважна захаванымі асаблівасьцямі беларускае мовы. Асабліва войстра ўтрымалася аканьне і дзеканьне. Далей на поўнач беларушчына захавалася адносна добра аж да г. Белага” (тамсама, с.13-14).

Читать далее

Словари И. Носовича и Б. Гринченко как выразители этнического самосознания

Савіцкая І.І. (Мінськ, Білорусія)

Нация – тип этноса, исторически возникшая социально экономическая и духовная общность людей, характеризуемая общностью территории, языка, экономических  связей,  психологического  склада  населения,  культуры  и самосознания. Одним  из  источников  изучения  и  одновременно  средством кодификации  национального  литературного  языка  является  национальная лексикография в её ранний словарный период, который обычно знаменуется изданием  значительного по количественному отбору и роли в  становлении языковой  системы  лексикографического  труда –  словаря национального языка,  который  выполняет  функцию  выразителя  национального самосознания носителей языка.

Сопоставление  культурно-исторической  специфики  восточнославянской лексикографии  периода  становления  нации  представляется  актуальным  для этнологической теории, а также при исследовании исторической лексикографии восточнославянских  языков.  Подобная  проблематика  исследовалась  ведущими восточнославянскими  лексикографами  и  историками  лексикографии – Т. Кульчицкой [4], А. Плотниковой [5], П. Горецким [2], М. Гулицким [3] и  др.

Целью  статьи  является  анализ  внеязыковых  и  внутриязыковых  факторов, влияющих на формирование и роль национальной лексикографии в конкретный исторический  период.  Результаты  исследования  затронут  как  вышеупомянутые факторы,  так  и  систематизацию  национально-культурной  составляющей  в национальных словарях восточнославянских языков.

Читать далее

М.Н. Катков. Русский язык в Западном крае

Известие, полученное нами от наших виленских корреспондентов и напечатанное в № 172 «Московских ведомостей», не могло не поразить нас своей странностью. До сих пор одним из самых важных вопросов, заботивших правительство в интересах национальной политики, было допущение русского языка к употреблению в разных признаваемых нашими законами вероисповеданиях, а теперь, если только верить упомянутому известию, вопрос этот вдруг извратился, и речь идет, напротив, о недопущении русского языка. Изыскивается наилучший возможный способ при данных обстоятельствах избежать принятия этой меры, которая, по-видимому, была поставлена на ближайшую очередь.

В принципе, правительство уже давно предустановило решение этого вопроса. Еще в прошлое царствование, по мысли ныне царствующего Государя Императора, заведовавшего военно-учебными заведениями, введено было в оных для воспитанников римско-католического исповедания преподавание закона Божия на русском языке. Правда, это было только начало, но, без сомнения, оно положено было не затем, чтоб остаться ненужной и бесплодной попыткой, а чтобы впоследствии приобрести действительное значение. События нашего времени воскресили эту столь важную государственную мысль, в которой заключается тайна справедливого, не сопряженного ни с какими потрясениями, столько же консервативного, сколько и либерального разрешения целого узла вопросов, вносящих смуту в нашу государственную жизнь. К сожалению, неразумие, предрассудки и обман, который во всем играет у нас столь деятельную роль, поднимали здесь одно затруднение за другим, запутывали и затягивали дело, столь само по себе ясное и чистое.

Читать далее