смоленщина

Белорусские уезды Смоленской губернии. Этнографический очерк М. Круковского (из поездки 1898 г.)

Круковский М.

Четыре уезда Смоленской губернии: Смоленский, Краснинский, Ельнинский и Рославльский заселены исключительно белоруссами. Эти уезды расположены в юго-западной и западной части губернии и примыкают: с запада к Могилевской, с юга к Черниговской губ. Они составляют естественное продолжение Белорусского края, который ими и заканчивается, потому что северные уезды: Поречский, Духовщинский, Дорогобужский и северные уезды Калужской губернии – уже чисто великорусские. Но, несмотря на такое близкое соседство, несмотря на то, что весь этот угол перерезан пополам железной дорогой, население не утратило своих этнографический особенностей, и достаточно углубиться на расстояние 20 – 30 верст от великорусской границы, чтобы настичь совершенно нетронутые места, патриархальные нравы. По наружнему виду это тоже белорусы. Тот же красивый рост немного выше среднего, та же сухощавость, те же небольшие голубые глаза и светлые волосы. Вокруг рта лежит мягкая складка, так резко отличающаяся от грубой лисьей складки рта великороса и хитрой складки малороса. Если правильно распространенное здесь мнение, что смоленский белорус, это – «польская кость, окрепшая русским мясом», то надо сознаться, что это соединение дало здесь очень симпатичный вид. Смоленский белорус очень добродушен, мягок, приветлив. Если великорос некоторых медвежьих углов по отношению к незнакомому пришлому человеку, поучающему его жизни, говорит, что «надо бить его поленом», а хохол без дальних околичностей тащит его в кутузку, – там разберут, – то белорусы несравненно доверчивые и культурные. Объясняется это более близким воздействием запада, сравнительным [обилием] путей сообщения и тем, что Смоленская губерния – земская губерния. Благодаря двум настоящим обстоятельствам, смоленские белорусы значительно отличаются своей культурностью от белорусов Витебской, Могилевской и Минской губерний, в которых пути сообщения очень плохи, и которые не знали земской организации.

Таким образом, и самый Смоленск – город скорее белорусский: в толпе горожан всегда отличишь великоросса, хотя общая физиономия города и жителей более европейская, нежели в каком другом из наших губернских городов. Это единственный белорусский город, в котором сравнительно высока культурность, так сильно развиты общественная и просветительная [струнки], и наряду с этим так прочны этнографическия особенности.

Читать далее

О праздниках, поверьях и обычаях у крестьян белорусского племени, населяющих Смоленскую губернию

В.В. Неверович

 

Излагая замѣтки о праздникахъ, повѣрьяхъ и обычаяхъ у крестьян Бѣлорусскаго племени, населяющихъ большую часть Смоленской губерніи, (1) (*) я старался расположить праздники, сколько возможно, сообразно послѣдовательности времени ихъ въгодичномъ кругу. Несомнѣваюсь, что кромѣ изложенныхъ мною найдется еще много повѣрій и обычаевъ мною незамѣченныхъ и что въ статьѣ моей есть погрѣш ности и недостатки, неизбѣжные во всякомъ трудѣ человѣка. Сознаюсь вмѣстѣ съ тѣмъ, что я не углублялся въ изысканіе начала и происхожденія повѣрій и обычаевъ и не имѣю для исполненія этого достаточныхъ матеріаловъ; все же, что только имѣлъ подъ рукою, служащее къ объясненію замѣтокъ я упомянулъ вь примѣчаніяхъ: — Сами крестьяне не умѣютъ и не могутъ объяснить: почему и съ какою цѣлію дѣлаютъ они то или другое и не могутъ даже дать себѣ отчета почему именно они дѣлаютъ такъ, а не иначе и непремѣнно въ урочное время.

Г. Соловьевь въ сельско-хозяйственной статистикѣ Смоленской губерніи такь обрисовываетъ крестьянъ Белорусскихъ: у нихъ геній гибнеть подъ гнетомъ суевѣрия которымъ они объясняютъ всѣ явленія физическаго и нравственнаго міра. Сотвореніе міра представляется драмматически, въ видѣ борьбы Добраго Верховнаго существа со злымъ. Объ этомъ въ Бѣлоруссіи рассказывается цѣлая легенда.— Сущность ея та, что Доброе существо вездѣ и во всемъ желало сдѣлать одно только благое; но вездѣ и во всемъ ему мѣшало злое начало. Доброе существо хотѣло создать одинъ только черноземъ, но злое примѣшало глину и песокъ. Доброе существо назначило для земля ровную поверхность, но злое, гдѣ только могло, избороздило ее о»врагами и набросало горъ. Сотвореніе воды и огня приписывается также злому началу, понятіе о созданіи человѣка; первобытномъ его блаженномь состояніи и грѣхопаденіи есть смѣсь священной исторіи съ вымысломъ. Замечательно только одно отступленіе, что первосозданный человѣкъ былъ съ твердою кожею на подобіе скорлупы, которой онъ лишился отъ ухищреній злаго существа. О физическихъ явленіяхъ у Бѣлорусскаго крестьянина также свои особыя понятія. Громь—Богь катается по небу. Морозъ и вѣтеръ—одушевленный существа. Дождь—слезы небожителей или о грѣхахъ людей, или о бѣдствіяхъ человѣка.

Читать далее

Две Руси

Юрий Шорин

В глубокой древности смоленские и белорусские земли населяли племена кривичей. По устоявшейся традиции мы считаем их славянами. Однако по современным научным представлениям, кривичи не чистые славяне, а смесь славянского и балтийского населения. Балты, к которым в Средневековье относились ятвяги, пруссы, литовцы и латгалы, уже с первых веков нашей эры населяли территорию Смоленщины и Белоруссии. С VIII века на эти же земли стало проникать славянское население. Тогда и началось постепенное взаимовлияние двух разных народов, двух культур. Причем пришлых на наши земли славян ученые склонны относить к северо-западной диалектной группе, близкой к полякам. В то время как ильменские словени, поляне и ряд других племен относятся к восточным славянам. Кривичи были носителями более древней культуры, чем соседние славянские племена. Их прямой наследницей стала белорусская нация.

Читать далее

Заметки о говорах и диалектных чертах белорусско-русского пограничья

Г.А. Цыхун

Белорусско-русское пограничье, как и сама языковая граница, всегда привлекали к себе внимание учёных-лингвистов.

Проблема принадлежности говоров пограничья к тому или иному языку остаётся до сих пор трудно разрешимой. Однозначное или простое решение этой проблемы, как правило, ведёт к искажению истинной картины. Однако в Советском Союзе преимущество отдавалось именно таким решениям. Относительно интересующей нас проблемы говоров белорусско-русского пограничья посторонний (незаинтересованный) исследователь профессор Тель-Авивского университета П. Векслер писал следующее (цитирую в переводе на русский язык):

Читать далее

К истории научного обоснования белорусско-русского диалектного пограничья: запад – восток

Антропов Николай Павлович (Минск, Беларусь)

Географическая судьба западно-восточной части белорусско-русского пограничья представляется по меньшей мере драматической. В самом деле, достаточно посмотреть на составленную Е.Ф. Карским знаменитую “Этнографическую карту белорусского племени” (1903; 1917 гг.), чтобы убедиться в произошедшем всего за 100 лет существенном сдвиге на запад восточной границы белорусского этноса и, естественно, сужения территории распространения белорусского языка в его говорах. Уже отмечалось, что указанная граница в основном совпадает с границами Великого княжества Литовского, ср., в частности, [1]. Разумеется, у Карского речь шла о лингво-генетическом статусе почти исключительно доминирующего тогда сельского населения, доля которого в общей численности впоследствии постоянно и неуклонно снижалась – по известным причинам. Сам же классик белорусского языкознания корректно отмечал, что его карта составлена не только с учетом основных диалектных черт белорусского языка – именно фонетических и морфологических, но также с использованием соответствующих данных практически исчерпывающей на то время литературы по этнографии и статистике народонаселения Российской империи 1.

Читать далее

Агафья Грушецкая – Царица Российская, родом из-под Смоленска

О.Л. Грушецкий

В середине XVII века (по мнению разных источников 1663 – 1665 год) в имении смоленского шляхтича Семёна Фёдоровича Грушецкого родилась дочь, наречённая Евфимия-Агафья.

Отец её был дворянином московским (1658 – 1668), а с 1668 года – воеводой в Чернавске (Орловская губ. Елецкий уезд). Некоторое время он так же был управляющим имениями Великого гетмана литовского Михаила Паца. Дед Агафьи был служивым дворянином, сначала вернулся на родину, в Литву (Речь Посполитая) – в Смоленское, потом в Витебское воеводство, а позже снова оказался в Московском государстве, где получил пост в администрации города Кашина. Происходили они из древнего польского шляхетского рода Грушецких герба Любич, ведущих своё начало со времён Грюнвальдской битвы. Родоначальник рода Грушецких рыцарь Матвей (Мацей) был коронным хорунжием короля Ягайло. Он, будучи рыцарем в 1411 году получил от короля за «кровавые заслуги» сёла Грушки (Грушицы) под Люблином (Польша), от названия которых и произошла фамилия рода.

Читать далее

Белорусские грани двух бриллиантов со Смоленщины

Ирина Шумская

В современном медиа-пространстве все чаще мелькает реклама российского ювелирного бренда премиум-класса «Смоленские бриллианты». Тот факт, что «лучшие друзья девушек», как иногда называют украшения подобного рода, вносят существенный вклад в формирование позитивного имиджа региона, очевиден. Однако гораздо более важным для будущего развития Смоленщины является популяризация ее богатого историко-культурного наследия. Ведь, к сожалению, не каждый помнит о том, что именно этот самобытный край является родиной двух великих композиторов с белорусскими корнями, имена которых по праву блистают в ожерелье мировой музыкальной культуры – Михаила Глинки и Евгения Глебова.

Историю русской композиторской школы, как и историю академической музыки в целом, совершенно невозможно представить без одного из главных её основоположников – Михаила Ивановича Глинки, который родился 1 июня (по новому стилю) 1804 года в селе Новоспасское Смоленской губернии. Наряду с Александром Даргомыжским, Модестом Мусоргским, Николаем Римским-Корсаковым и Дмитрием Шостаковичем, Михаил Глинка по своему этническому происхождению имел тесную связь с белорусским народом, а большинство его предков так или иначе соотносились со старинными родами смоленской шляхты, принявшей российское подданство.

Читать далее

Этнический вопрос на Смоленщине: официальная статистика и исследования смоленского этноса (во второй половине 19 – первой четверти 20 века)

Кирилл Равкович

В октябре 2010 года в Российской Федерации прошла перепись населения. Естественно в ней принимала участие и Смоленская область. Но вот результаты переписи могут удивить тех, кто знаком с историей этого края – русскими себя считает абсолютное большинство населения (94,6%). «Но позвольте!», скажут некоторые, и я среди них – «а разве эта цифра когда-нибудь была другой? Разве не давали и предыдущие переписи близких процентных соотношений?». Действительно – и в 2002, и в 1989, и 1959 процент беларусов на Смоленщине был невелик: от 0,8% до 1,94% от общего населения области. И тем сильнее удивление от данной информации, тем больше вопросов у тех, кто связывает Смоленск так же неразрывно с Беларусией, как и с Россией.

Читать далее

Беларуская Смаленшчына. Запісы ТАБГ імя В.Ластоўскага. Выпуск 2.

Аргкамітэт Таварыства аматараў беларускай гісторыі імя Вацлава Ластоўскага ў рамках сваёй дзейнасці па папулярызацыі беларускай гісторыі выдаў 2-гі выпуск Запісаў. Дадзены нумар цалкам прысвечаны Беларускай Смаленшчыне.

Беларуская Смаленшчына

Беларуская Смаленшчына

Незалежная Беларусь, як вядома, займае ўсяго крыху болей за палову беларускіх этнічных зямель. На жаль, апынуўшыся ў іншай краіне беларусы забыліся пра сваю сапраўдную гісторыю, забыліся аб тым хто былі іх продкі, а этнічная беларуская культура актыўна была вынішчаная. Для нас, беларусаў незалежнай дзяржавы, вельмі важна вярнуць гістарычную памяць нашым братам, якія воляй лёсу сталі прыналежыць іншай дзяржаве. Першым крокам да вяртання з забыцця вялікага гістарычнага, культурнага, этнічнага і сацыяльнага пласту беларускіх памежных тэрыторый стала гэтая кніга.

Читать далее

Греко-католическая церковь в регионе русско-белорусского пограничья (современные Псковская и Смоленская области) в конце XVII — первой трети XIX в. Попытка обобщения данных

С. Г. Козлов-Струтинский

Настоящая статья — всего лишь краткая предварительная зарисовка истории унии [1] в регионе российско-белорусского пограничья. До 1919— 1924 гг. рассматриваемые территории входили в состав Витебской и Могилевской губерний и в литературе иногда называются «маргинальными белорусскими территориями»[2]. Материалы, на которые опирается автор, — в основном архивного происхождения (к сожалению, здесь нет возможности дать хотя бы краткую характеристику источников[3]), использовались также некоторые опубликованные работы. Несмотря на то, что изучение архивных документов по теме продолжается, а также на некоторую искусственность географических рамок исследования [5], выявленные документальные свидетельства уже — несмотря на незавершенность изысканий — достаточно интересны, и автор решил поделиться ими, хотя бы и в черновом варианте.

Читать далее