псковщина

Заметки о говорах и диалектных чертах белорусско-русского пограничья

Г.А. Цыхун

Белорусско-русское пограничье, как и сама языковая граница, всегда привлекали к себе внимание учёных-лингвистов.

Проблема принадлежности говоров пограничья к тому или иному языку остаётся до сих пор трудно разрешимой. Однозначное или простое решение этой проблемы, как правило, ведёт к искажению истинной картины. Однако в Советском Союзе преимущество отдавалось именно таким решениям. Относительно интересующей нас проблемы говоров белорусско-русского пограничья посторонний (незаинтересованный) исследователь профессор Тель-Авивского университета П. Векслер писал следующее (цитирую в переводе на русский язык):

Читать далее

Греко-католическая церковь в регионе русско-белорусского пограничья (современные Псковская и Смоленская области) в конце XVII — первой трети XIX в. Попытка обобщения данных

С. Г. Козлов-Струтинский

Настоящая статья — всего лишь краткая предварительная зарисовка истории унии [1] в регионе российско-белорусского пограничья. До 1919— 1924 гг. рассматриваемые территории входили в состав Витебской и Могилевской губерний и в литературе иногда называются «маргинальными белорусскими территориями»[2]. Материалы, на которые опирается автор, — в основном архивного происхождения (к сожалению, здесь нет возможности дать хотя бы краткую характеристику источников[3]), использовались также некоторые опубликованные работы. Несмотря на то, что изучение архивных документов по теме продолжается, а также на некоторую искусственность географических рамок исследования [5], выявленные документальные свидетельства уже — несмотря на незавершенность изысканий — достаточно интересны, и автор решил поделиться ими, хотя бы и в черновом варианте.

Читать далее

НАПИШЕМ КНИГУ ВМЕСТЕ!

Проект «Белорусская Смоленщина» и Институт белорусской истории и культуры приглашают Вас принять участие в публикации сборника статей, посвященного 1150-летию со дня первого упоминания г. Смоленска.

Смоленск – город, являющийся неотъемлемой частью белорусской истории и культуры. Именно Cмоленская земля подарила нашей стране первого белорусского фантаста Змитрока Астапенко, премьер-министра БНР Кузьму Терещенко, поэта-лирика Сергея Фомина  и  военного деятеля и энциклопедиста Александра Ружанцева.

Читать далее

Этническая самоидентификация и музыкальные традиции сельского населения русско-белорусского пограничья

А.А. Гаджиева

На рубеже XIX–XX вв. развернулась дискуссия об этнической принадлежности населения Северо-Западного края, языковых и этнографических границах (музыкальные данные не были учтены). Наиболее острые споры разгорелись вокруг вопроса интерпретации переходных и смешанных говоров. Препятствовали выработке единых подходов слабая этнографическая изученность пограничных регионов и аморфность этнического самосознания местных жителей. Корреспондент П.В. Шейна, И.О. Карский, отметил, что крестьяне Гродненской губернии не называют себя ни русскими, ни белорусами, а некоторые считают себя литвинами. «Вообще о себе и своей стране они выражаются так: «мы тутейшые, наша страна ни руска, ни польска, але забраны край!» [1].

Читать далее

Белорусы на юге Псковщины

Харитонов В.И.

Юг Псковской области вместе с северной частью Белоруссии, северо-западом Смоленской и западом Тверской областей некоторые авторы выделяют сейчас в особый историко-культур­ный регион — днепро-двинскую диалектную зону. Что же объединяет эти российские и белорусские земли? Эти территории на протяжении нескольких тысяч лет удерживали культурное своеобразие, что подтверждают археологические и лингвистические данные.

Например, граница днепро-двинской диалектной зоны соответствует южным пределам распространения длинных курганов кривичей, датируемых VI—VII веками, и оконтурнвает ареал длинных курганов смоленско-полоцко-го типа VIII—IX веков. Позже здесь оформились Полоцкое н Смоленское княжества, влившиеся затем в состав литовского и польско-литовского государств. В течение всего данного промежутка времени здесь шло формирование одного из восточно-славянских этносов — белорусов.

Территория днепро-двинской диалектной зоны совпадает с ареалом расселения кривичей полоцких (полочан) и смоленских, смешавшихся с местным балтийским населением. По своим антропологическим особенностям кривичи несколько отличались от радимичей и дреговичей, ставших вместе с полочана-ми основой будущего белорусского этноса.

Читать далее

Формирование пространственных идентичностей в порубежном регионе

Т.Н. Кувенева, А.Г. Манаков

Целью данного исследования  является  выявление роли  этнических, историко-культурных, политических и современных административных границ в формировании и динамике территориальных идентичностей разных иерархических уровней. Чтобы подойти к решению главной задачи исследования, нам пришлось ответить на ряд вопросов. Какие факторы влияют на территориальную идентификацию людей? Какая связь существует между территориальной, политической и этнической идентичностью? Какова иерархия территориальной идентичности? Какая роль в коллективной идентификации населения отводится национальной (государственной), региональной и локальной идентичности? Данные вопросы определили не менее значимые задачи нашего исследования.

Региональную идентичность традиционно относят к одному из уровней территориальной идентичности. В то же время национальная идентичность в бытовом представлении обычно ассоциируется с этнической идентичностью. Однако  научная  категория “национальная  идентичность”  лишь  на  первый взгляд  располагается  в  иной  плоскости  с  понятием “региональная  идентичность”.  С  появлением  в  европейской  науке XIX  в.  концепции “нация-государство”  зародилась  ставшая  теперь  уже  классической  политико-географическая  триада “государство –  нация –  территория” [1],  не  только связавшая  национальную  и  политическую  идентичности,  но  и  поставившая национальную идентичность на “верхний этаж” в иерархии территориальных идентичностей (табл. 1).

Читать далее

Влияние пограничного положения Псковской области на социокультурные ориентиры населения региона

А. Г. Манаков.

Информационная  база  данного  исследования  включает результаты серии социологических опросов, проведенных в 1999—2010  гг.  в  пределах  региона,  представляющего «новое  российское  порубежье»  почти  на  всем  протяжении границы  России  с  Эстонией  и  Латвией.  Данный этнокультурный  рубеж  в  ХХ  в.  только  в  течение 30  лет выступал  в  качестве  государственной  границы,  однако  в  предшествующие  семь  веков наблюдалась обратная пропорция: в течение пяти веков граница была политической, и только два столетия (XVIII—XIX вв.) имела административный статус.

Псковская область является единственным регионом Европейской России, пограничным сразу с  тремя  государствами. Причем две из  соседних  стран (Эстония и Латвия) четко  ассоциируются местным населением с западным культурным миром, а одна (Республика Беларусь) в культурном плане видится жителями области очень близкой России.

Пограничность  Псковской  области  накладывает  отпечаток  на  жизнь  населения  в  пределах всего региона. Этому  способствует форма  территории области, вытянутость которой  с  севера на юг  в  значительной  степени  определяется  существующей  в  течение многих  столетий  этнической границей,  неоднократно  принимающей  форму  политического  рубежа.  При  этом  вдоль современной  государственной  границы  сформировались  зоны  непосредственного социокультурного влияния соседних стран, выраженные в тесноте родственно-дружеских связей и интенсивности  трансграничных  контактов.  В  первую  очередь,  социокультурное  воздействие соседних стран испытывают собственно пограничные районы, во вторую — прилегающие к ним внутренние районы области, называемые нами приграничьем второго порядка.

Читать далее