брянщина

Панёва і кічка на Бранскім Палессі: да пытанняў аб межах этнічнай тэрыторыі беларусаў і выкарыстанні дакументальнай кінахронікі

Вольга Лабачэўская

У Беларускім дзяржаўным архіве кінафотафонадакументаў у Дзяржынску захоўваецца дакументальная стужка «У Бранскім Палессі», датаваная 1930 годам. Унікальныя кадры з мінулага разгортваюць перад гледачом карціны вясковага жыцця з няспешным рухам крылаў ветракоў, жнівом, малацьбой, якія змяняюцца святамі – жаночай гульнѐй, вясельным абрадам надзявання маладой павойніка, вадасвяццем, хросным ходам з цудатворным абразам Божай Маці. Запамінаецца твар дзяўчыны, якая рухаючыся разам з натоўпам за святыняй, раптам азіраецца і доўга-доўга глядзіць у аб’ектыў кінакамеры.

Дзякуючы цуду кіно, не толькі мы разглядаем людзей таго часу, але і яны са здзіўленне глядзіць на нас з вамі з нямога чорна-белага экрана. Нібы машына часу, архіўная кінастужка ажыўляе тое, што ўжо даўно не існуе.

Читать далее

Заметки о говорах и диалектных чертах белорусско-русского пограничья

Г.А. Цыхун

Белорусско-русское пограничье, как и сама языковая граница, всегда привлекали к себе внимание учёных-лингвистов.

Проблема принадлежности говоров пограничья к тому или иному языку остаётся до сих пор трудно разрешимой. Однозначное или простое решение этой проблемы, как правило, ведёт к искажению истинной картины. Однако в Советском Союзе преимущество отдавалось именно таким решениям. Относительно интересующей нас проблемы говоров белорусско-русского пограничья посторонний (незаинтересованный) исследователь профессор Тель-Авивского университета П. Векслер писал следующее (цитирую в переводе на русский язык):

Читать далее

К истории научного обоснования белорусско-русского диалектного пограничья: запад – восток

Антропов Николай Павлович (Минск, Беларусь)

Географическая судьба западно-восточной части белорусско-русского пограничья представляется по меньшей мере драматической. В самом деле, достаточно посмотреть на составленную Е.Ф. Карским знаменитую “Этнографическую карту белорусского племени” (1903; 1917 гг.), чтобы убедиться в произошедшем всего за 100 лет существенном сдвиге на запад восточной границы белорусского этноса и, естественно, сужения территории распространения белорусского языка в его говорах. Уже отмечалось, что указанная граница в основном совпадает с границами Великого княжества Литовского, ср., в частности, [1]. Разумеется, у Карского речь шла о лингво-генетическом статусе почти исключительно доминирующего тогда сельского населения, доля которого в общей численности впоследствии постоянно и неуклонно снижалась – по известным причинам. Сам же классик белорусского языкознания корректно отмечал, что его карта составлена не только с учетом основных диалектных черт белорусского языка – именно фонетических и морфологических, но также с использованием соответствующих данных практически исчерпывающей на то время литературы по этнографии и статистике народонаселения Российской империи 1.

Читать далее

Особенности развития школьного образования Брянского региона в составе Гомельской губернии (1919 – 1926 гг.)

Зеленкова А.И., Савинская М.П.

В первой половине 20-х годов ХХ в. отдельные приграничные территории современной Брянщины были тесным образом связаны с Гомелем и составляли единое культурно-образовательное пространство. После создания Гомельской губернии (весна 1919 г.) Новозыбковский, Клинцовский, Стародубский уезды вошли в её состав. В декабре 1926 г., после вхождения Гомельщины в БССР, эти уезды остались в РСФСР и были включены в Брянскую губернию.

Читать далее

Об исследовательской поездке на Западную Брянщину летом 2012 г.

П. А. Амбросович

Во второй половине июня 2012 г. автор предпринял исследовательскую поездку в западные районы Брянской области с целью определения языкового состава местного населения, точнее сказать – языковой его основы. Ибо в качестве респондентов (опрашиваемых) выбирались люди пенсионного возраста, у которых и родители являлись местными жителями. Более всего меня интересовало присутствие и глубина территориального проникновения украинского языка в исследуемую местность, которая непосредственно граничит с украинской Черниговской областью.

Читать далее

Вечное. Об изучении фольклора белорусско-русского пограничья

Неронская Е.К., Родченко Н.В.

Россия, г. Новозыбков

Нет нужды в ходе работы круглого стола много говорить о культурно-исторической важности бережного сбора, строгой систематизации и научного издания произведений устного народного творчества, тем более на языковом и этнографическом пограничье соседствующих народов. И если в советские времена в работах о близости, взаимовлиянии и взаимопроникновении русских и белорусских фольклора и литературы рецензенты-идеологи непременно отмечали их громадное политическое значение в деле укрепления дружбы двух братских народов, то ныне в условиях независимого существования РФ и РБ такое политическое значение стократ возросло.

Читать далее

НАПИШЕМ КНИГУ ВМЕСТЕ!

Проект «Белорусская Смоленщина» и Институт белорусской истории и культуры приглашают Вас принять участие в публикации сборника статей, посвященного 1150-летию со дня первого упоминания г. Смоленска.

Смоленск – город, являющийся неотъемлемой частью белорусской истории и культуры. Именно Cмоленская земля подарила нашей стране первого белорусского фантаста Змитрока Астапенко, премьер-министра БНР Кузьму Терещенко, поэта-лирика Сергея Фомина  и  военного деятеля и энциклопедиста Александра Ружанцева.

Читать далее

Этносоциальные особенности формирования населения Брянской области

С.В. Чернышов

Уникальность этнической истории Брянской земли заключается в том, что фактически во все исторические периоды на ее территории проходили различные этнические процессы, население подвергалось этническим воздействиям, ассимилируясь одно другим и создавая свою местную самобытную культуру. Данная территория является местом, где во все времена соприкасались племена и народы – носители разных культур, что освящается в изданных в последнее время научных трудах по истории заселения края (1). Результатом различных влияний и было формирование местных традиций, которые отражали различные этапы развития тех или иных элементов культуры населения на протяжении веков. Изучая современную народную культуру, мы можем наблюдать, например, элементы декора жилища, воплотившие некоторые мифологические представления славянских племен, заселявших Брянщину еще в глубокой древности; мотивы вышивки, восходящие к языческим временам и др.

Читать далее

Лявон Цигельников: белорус из оккупированной Брянщины

Среди белорусов Москвы наемало тех, кто родился на современном белорусско-российском пограничье: Смоленщине, Псковщине и Брянщине. С самого детства жителям пограничья прививалась русская идентичность, гордость за славные деяния Петра Великого, и, главное,  мнение о триединстве русского народа.

Не смотря на это,  местные говора, песни, традиции, да и во многом историческая память, до сих пор указывают на белорусское прошлое этих районов Российской Федерации. Местные жители, как и 100 лет тому назад, называют своих восточных соседей «москалями» или «кацапами», а себя – «хохлами».  Причем «хохол» в данном случае не является синонимом украинца. Это тот, кто говорит с фрикативным - г, называет деньги «грошами» и, собственно, ничем не отличается от своих западных братьев из Гомельской области.

Читать далее

Субстантивы со значением лица женского пола в Брянских говорах в словообразовательном аспекте

Седойкина Ю.В.

Брянский государственный университет

им. академика И.Г. Петровского

Антропоцентризм  современного  языкознания расширяет  сферу научного изучения языка  с  различных  позиций.  В  народной речи,  лаборатории  языковых  естественных процессов,  явления  антропоцентрического характера  представлены  активно  и  разносторонне. Поэтому наименования человека в этой речи  отражают живые процессы  в плане  народной  номинации,  стилистики,  словообразования  и  т.  д.

Антропологическая лингвистика основывается на постулате, в соответствии  с которым в центре человеческого миросозерцания, а стало быть, и в центре лексической  системы  языка,  стоит  человек.  Не случайно Ю.Н. Караулов видит основную задачу  антропоцентрической  лингвистики в  выявлении  того,  каким  предстает  человек и этнос в языковой единице, в которой отражаются живые  процессы  народной  номинации, словообразования, стилистики и т. д., в языковых построениях, в самом строе языка, который им создан и которым он пользуется [Караулов Ю.Н., 1995, С. 64].

Читать далее