(6 голосов, средний: 4,67 из 5)

Белорусы запада Смоленщины

Святослав Кочаненков

При написании цикла работ никак нельзя обойти вопрос о национальной принадлежности жителей наших деревень, хотя  данное обстоятельство не имеет прикладного значения, а работа не носит научный характер.

Имеется несколько теорий о происхождении белорусского этноса. Одна их них – происхождение народа от заселявших Поднепровье и Подвинье племени кривичей. Если это так, то жители Смоленска, Витебска, Полоцка и других населенных мест  – потомки данного народа. И поскольку впоследствии жители, проживавшие на вышеуказанной территории, идентифицировали себя как белорусы – то они и являются нашими предками. Следовательно, жители большей части Смоленщины – белорусы.

Капризная история усложнила национальный вопрос. В раннее средневековье Смоленщина  сформировалась в отдельное княжество. Западные соседи этого же племени вошли в  Полоцкое княжество. Затем Смоленск, Витебск, Полоцк стали частью Великого княжества Литовского. Однако это вовсе не означает, что жители  поменяли свою национальность. Княжество, куда входили территории,  называлось русско–литовским, к тому же было в большей части православным.

Смоленская земля на тот момент оказалась в выгодном географическом положении. Через территорию княжества пролегал торговый путь «из варяг в греки». Сохранился даже исторический источник тех времен, а именно «Торговый договор между Смоленском и Ригой 1229 года». Договором регулировались отношения не только Смоленска с немецкими городами, но также Витебска и Полоцка. Текст договора составлен на старобелорусском языке. Мы ведь единое племя. Лингвисты находят много общего между языком, на котором составлен договор, с современным белорусским языком. Учитывая высокий уровень международных связей княжеств, можно уверенно утверждать о том, что имелось множество документов, которые сейчас были бы бесценными источниками при изучении истории Приднепровских и Подвинских земель. Однако история поступила достаточно жестоко. В этом отношении больше повезло Великому Новгороду. Это его историю изучают во всех школьных программах. Смоленск не мог не иметь ценных исторических памятников. Но увы…

Шли годы. Смоленская земля,  просуществовав отведенный ей историей срок в составе Великого княжества Литовского, и ничего не потеряв от этого, попала под влияние Московии. А попало потому, что Московские князья, а затем цари оценили Смоленск как важный стратегический пункт. Первое, что сделали московские правители, это принялись за «русификацию»  завоеванной территории. Смоленск, таким образом, оказался отрезанным от единого экономического и политического пространства Великого княжества Литовского. Все же простой народ долгое время оставался  по своей культуре, обычаям и языку тем же. Он не стал московитским. О настоящем времени, кажется, этого не скажешь.

Разумеется, историю не повернешь вспять, и мы не можем в настоящее время идентифицировать себя иначе, чем есть на данный момент. Прошли еще столетия, прежде чем один и тот же этнос, приняв на себя влияние разных культур, развиваясь в разных политических условиях, как бы разделился на две национальности – смоленские русские и восточные белорусы. Часть народности попала в лоно Российской империи. При этом население, проживающее в западной части Московского государства, русифицировалось, если можно так выразиться. Православие было тем цементом, который скрепил пусть и деспотичную, но единоверную Московию и запад Смоленщины. Другая часть Великого княжества Литовского – к тому времени Речи Посполитой – западная, впитав в себя влияние польской культуры, католической веры продолжала оставаться за границей России.

После завоеваний, в период правления императрицы Екатерины II, можно начинать рассуждать о такой национальности как белорусы. Царское правительство, признавая малороссов (украинцев), до поры до времени отказывалось признать белорусов.

Известный исследователь белорусской народности, академик Карский насчитывал  14 губерний, в пределах которых был распространен данный народ. К указанным губерниям отнесена и Смоленская, а особенно ее западные уезды: Поречский и Краснинский.

Автору известны лишь поздние статистические и исследовательские работы, касающиеся белорусского вопроса на Смоленщине. Согласно данным справочника “Сельскохозяйственной статистики Смоленской губернии” (составитель Яков Соловьев, Москва, 1855 год), по состоянию на 1853 год в Поречском уезде проживало: крестьян мужского пола – 38 994 душ, женского – 40 674. Всего – 79 618 человек, как полагал составитель, по национальности белорусов. В статистике того периода присутствует неопределенность в национальном вопросе.

Другие сведения. По данным справочника «Список населенных мест. Смоленская губерния», изданного  Центральным Статистическим комитетом МВД, по состоянию на 1859 год в Поречском уезде проживало 68 995 белорусов и лишь 2 202 великоросса. Смесь белорусов и великороссов – 11 713 человек.

В статистическом отчете правительства Российской империи за 1859 год губерния делилась на две примерно равные части. К великорусским уездам отнесены Вяземский, Юхновский, Гжатский, Сычевский, Бельский с населением 519 335 душ, или 46% от общего числа. Белорусские включали в себя Смоленский, Краснинский, Духовщинский, Дорогобужский, Ельнинский, Рославльский, Поречский уезды с населением 602 499 человек, или 54% общего числа. При этом отмечалось, что в белорусских уездах высшее сословие жителей состояло из великороссов.

Поречский уезд, где проживали наши предки, имел общее число населения 84 023 человека, из которых  55 949 душ казенных крестьян.

Как  видим,  имеются  некоторые  расхождения  в  количественном  отношении. Но это можно объяснить, во-первых, тем, что сами жители  при переписях не придавали национальности  большого значения, а во-вторых, в  данных  справочника  за  1855 год не учтена «смесь великороссов и  белорусов».  И  вообще,  что  такое  смесь?  Невольно  приходишь  к  мысли,  что  царское правительство начало целенаправленно русифицировать западную часть Смоленщины.

В  переписи  1897  года  жители  Поречского  уезда  почти поголовно своим родным языком назвали великорусский. На этом основании составители справочника, фрагмент которого  приводится  ниже,  вполне  естественно  сделали  вывод,  что  и население  по  национальности  великороссы.  Белорусов  осталось  около  одного  процента. Куда же они подевались за сорок прошедших   лет?  Выскажу   предположение,  что   в   данном   случае   сыграл   свою  роль  человеческий  фактор,  т.е.  работа переписчиков. Как в свое время говаривал  товарищ  Сталин:  «Не  важно  как  проголосуют – важно  как  посчитают».  Будучи почти  сплошь  неграмотными,  крестьяне  может  толком  и  не  понимали,  что такое  национальность. Не то чтобы совсем не понимали. Различали, например, поляков (панов), немцев, евреев и т.д. Свои сельчане все  были  на  одно  лицо.  Какая  такая национальность,  когда  все  без  исключения  говорят  на  одном языке?  Крестьянину  что  за   разница,  на  великорусском он общается  или  не  на  великорусском.  Переписывая  тех  же  поляков  или  латышей,  чиновники  указывали  их  родной   язык как «польский»   или   «латышский»,   хотя   и   те    говорили   на   том   же   наречии,   в   данном   случае – белорусском.  К  чему такая избирательность?  Невнятное  объяснение  составителей  нижеуказанного  справочника,  о  том,  что  за  сорок лет белорусское наречие  превратилось  в  великорусское,  следовательно,  белорусы  превратились  в  великороссов, выглядит неубедительно.

Осознанно идентифицировать себя представителями белорусской народности могли лишь наиболее грамотные жители наших мест: некоторые уездные чиновники, священники, полицейские, врачи, то есть  тот один процент населения который и указан в справочнике. То, что  жители  соседнего Краснинского уезда сопротивлялись политике властей и в дальнейшем продолжали считать себя  белорусами, делает им честь. Мои земляки дрогнули, но может и нет.

Действовали ли переписчики сознательно, по заданию, или же по своей инициативе, в сущности, не имеет значения.

 

Данные переписи Российской Империи 1897 года

 

Смоленская губерния. Н. Тройницкий в 1904 году так интерпретировал данные переписи:

 

Площадь Пол
Наименование уезда Верст Мужчин Женщин Обоего пола
Поречский уезд – весь 5096,8 64028 67908 131936
Поречский уезд – г. Поречье 2740 2948 5688
Население уезда
Великорусское 62033 66002 128 035
Белорусское 666 749 1 415

Исследователь Иван Иванович Орловский в своей работе «Краткая география Смоленской губернии», изданной в Смоленске в 1907 году, четко утверждал, что Смоленский край можно назвать белорусским, так как в нём проживало  около 1 000 000 белорусов из 1 525 279 человек населения губернии по переписи.

Позже большевики, ярые интернационалисты, вспомним В. Маяковского:

 

Мы живем,

зажатые

железной клятвой.

За нее -

на крест,

и пулею чешите:

это -

чтобы в мире

без Россий,

и  без Латвий,

жить единым

человечьим общежитьем

– продолжили политику царского правительства и добились того, что о своих корнях жители Смоленского края в настоящее время даже не задумываются. Впрочем, в этом нет и надобности. Прикладного значения данный вопрос не имеет, разве что научно – исторический. Если углубляться в этнографическую проблему, то и с великороссами следовало бы разобраться, что это за нация? По данному вопросу тоже идут безуспешные споры между учеными этнографами. Расхожая поговорка о том, что поскреби хорошо каждого русского и под вторым слоем найдешь татарина, ничего не объясняет.

Почему же белорусское селение Гвоздовичи (Гвоздевичи) при переходе в  Московское царство стало деревней Гвоздевицы? Думаю, произошло это в рамках все той же государственной политики по искоренению в сознании населения памяти о нахождении Смоленщины в составе другого государства. Название моей родной деревни Гвоздовичи напоминало бы о литовско-белорусских корнях населенного пункта. По версии московских властей, объявивших себя собирателями  земель распавшейся Киевской Руси, Смоленщина всегда являлась русской, в смысле, московской территорией. При этом не принималось во внимание, что  Великое княжество Литовское, куда относилась западная часть Смоленской земли, и где начал формироваться белорусский этнос, не имело к Москве никакого отношения, и не имело особого желания  вливаться в ее состав. На суде истории, победители не часто оказываются осужденными. Случилось то, что случилось. И, вообще, в споре государств за территории чаще всего побеждают те стороны, где у власти находятся авторитарные и агрессивные политические режимы – демократии, соответственно, проигрывают. Хотя для простых крестьян того времени имело ли  большое значение – быть под Москвой или Речью Посполитой?

Автор «Сельскохозяйственного статистического справочника» Я. Соловьев рисует нам безрадостную картину быта наших предков, показывая одновременно превосходство великороссов. Между великороссами и белорусами имелось различие и в одежде. «…У великоросса, – пишет Я. Соловьев, – кафтаны из цветного сукна, крашеные рубашки, черные шляпы: или высокие московские в Гжатском уезде, или низкие – тверские. Почти везде сапоги, по крайней мере казенных крестьян. У женщин синие сарафаны, пестрые передники, кокошники, девок – повязки, во всяком случае, цветные.

Напротив,  у  белорусов  везде  и  во  всем  белый  цвет. Белые  рубашки, из  некрашеного сукна кафтаны, белые вяленые кафтаны колпаки вместо  шляпы,  большей  частью  лапти,  вместо  сапог. У женщин вместо сарафанов особенного покроя зипуны почти всегда белого некрашеного  холста,  белые суконные юбки. На голове белые повязки. В праздничные дни с красными узорчатыми концами, которые сзади доходят до полспины».

Но что тут следует иметь ввиду. Культурные традиции в различных уездах Смоленской губернии были разные. Не стоит забывать о степени оседлости населения. Веками деревни жили замкнуто, своим миром. Даже крестьяне соседних волостей могли не видеть друг друга в течение всей жизни. Отсюда особенности в одежде, обычаях, разговорной речи. Так, например, в пределах того же Поречского уезда имелись свои различия. Мы, например, никогда не говорили «пцолка»-(пчелка), «цорт» – (чёрт), «коцерга» – (кочерга). На севере и даже в районе уездного центра только так и говорили. Представителям Генерального штаба армии Барклая де Толли, отступавшим через Поречье в войну 1812 года, такая речь показалась весьма забавной. И вот теперь утверждай, что поречане говорили на великорусском наречии. Выдавать же все это за отсталость в развитии тоже некорректно.

Не думаю, что взгляды автора объективны. А.Н. Энгельгардт в «Письмах из деревни» безо всякой статистики показал, что население той и другой этнических групп жило одинаково бедно. Может в Подмосковье ситуация была другой и, скорее всего, другой. Но на то оно и Подмосковье.

В деревнях центральной и западной Смоленщины так жили все крестьяне, в том числе и великороссы. И где на Смоленщине тучные черноземы, чтобы  получать богатые урожаи зерновых культур? Земля всюду одинаково скудна. Распространенные ремесла служили лишь для удовлетворения потребностей населения. Происходил натуральный обмен. Денег ремесла населению не приносили. Удавалось с трудом накапливать средства для уплаты налогов. Отчего же могло стать в нашей местности население зажиточным?

Яков  Соловьев  отмечает,  что  географическое  положение  белорусских  уездов мешает распространению в них промыслов. Белорусские крестьяне редко  отправлялись  на  заработки  поодиночке.  К  промыслам  относились  работы  по  строительству шоссейных и железных  дорог, сплав барок и леса, извоз, плотницкое дело. В сельском хозяйстве основными культурами были конопля, рожь. Для собственных нужд развито льноводство, огородничество.

Крестьянское население уезда в силу своего статуса (большую его часть составляли государственные крестьяне) было и более свободно в выборе места жительства. В поисках лучшей доли, а это значило в поисках лучших земель, при поддержке правительства, жители деревень переселялось  в другие губернии. За период с 1847 года по 1857 год в Екатеринославскую, Саратовскую и особенно в Тобольскую губернии переехало 2 859 человек. Места  земледельцы, надо сказать, выбрали удачно. В перечисленных губерниях почвы, не в пример нашим землям, гораздо плодороднее. В Тобольской губернии – тучные черноземы. Как любят говорить сами сибиряки: «Мы никогда не знали лаптей». Вероятно, это действительно так.

Еще в 50 – е годы ХХ века западная часть Смоленщины стопроцентно изъяснялась на смоленском диалекте белорусского языка. Автор данных строк очень хорошо помнит это время, сам говорил на данном диалекте. А какая красивая разговорная речь была. Правда, слово «бульба» мы не знали. Говорили, например: «…Ти  наевся ты картохи?» – «Та трохи поев». Когда в 50-х годах прошлого столетия в деревнях начали появляться батарейные радиоприемники то, например, у нас в доме приемник был настроен на волну Минска, но не Москвы. Белорусская речь для нас была более понятна. Правда, когда диктор говорил «дарагія сябры», для жителей деревни это было несколько непривычно. Мы бы сказали: «дарагия друззя». Да и сейчас, в отдаленных деревнях, селяне говорят на белорусском наречии почти также, как жители деревень соседней Витебской области Республики Беларусь.

Из работы Ивана Ивановича Орловского «Краткая география Смоленской губернии», изданной в Смоленске в 1907 г. (текст приведен в современной транскрипции):

«Язык Смоленских белорусов чище, чем Могилевских и Витебских; именно, в нем почти нет заимствований из польского языка, испорченного латынью и германизмами. Отличительная особенность белорусской речи – прежде всего – аканье: неударяемое о и е выговаривается как а и я (каго, яго), или даже ы и и  (кыгда, мине и мяне). Затем в и л перед согласными и в конце слов произносится как краткое у, (усе, воук (волк), быу (был). Твердого знака белорусы г не знают, а произносят его мягко, как латинское h (гусь, Бох). Звук д и с перед мягкими словами выговаривается мягко (дьверь, сьветить, сьпина). В западных уездах развито дзеканье (звуки д и т произносятся как дз и ц: дзука, циха); а на границе Тверской губернии, цоканье (пцолка – пчелка). Звук ч произносится твердо (чшай – чай). Мягкие согласные перед мягкими гласными обыкновенно удваиваются (вясельля, сяньни – сегодня) и т.д.

Для образца Смоленского (Поречского) говора приводим небольшой рассказ из сборника Добровольского о том, как «Пятрок» при помощи лесовихи сделался знахарем.

«Касиу Пятрок сена на аборку (возле бора); стал яго к паздноте атамливать сном. Видить ионь – ужу ти ва сне, ти на на яву – ляжить рабенычик голинький, голинький – увесь у твитах (в цветах).

Дужа жалка яму стала того рабенка, прикрыу ионь яго сваею курткыю. После таво, быцца-к (будто)ва сне, ти на яву – яуляитца к яму слишная (красивая), прислишная дявица; волосы распустемши – и гаворить:

- Што дать табе, Пятрок, за это, што ты прикрыу майго рабенка: ти багатьтя ты хочишь, ти власти, ти знаньня?

- Ни хачу я власти, ни багатьтя тога; – а ти ня можна мне пулучить знаньня?

Спадабилась (понравилось) эта слишный дявицы.

- Ну, харашо, Пятрок! Ли тябе я ета сделаю: ты будишь шупить (знать тайны природы), многа шупить – и многа дашь спальзения и людём и скату.

С тыхь пор нашь Пятрок и стау знахаримь, и слишная дявица яго ни забывала и часта атведывала, и ионь раился (советовался) з ею и много тулкувау – аб чим – ета уж их дела, а нам няйзвена. Мне сама яго жонка баила:

- Ляжу с Питраком, а к Питраку падходить слишная дявица, волысы распустемши, уся у белым – а я ляжу ни жива, ни мёртва, притулёмшись… Што ты, кумынька мыя?: то – страшна мне, а то ни хачу пумишать их бяседи як ины свае таухи (толки) наводють, што к чамы належить. Ох, хитра, дужа хитра!…

Так скромнинька и пайдеть ина ат яго, як пришла. Так ета и вялось у их…

Раз Пятрок пассажирку (пассажирский поезд) на чугунки астанувау. Ти чули вы ета?! Пьяный яшакубитца: – Застанаулю и застанаулю!

И, дяйствительна: пассажирка  – цупь! – и стала. Потэм ион из горыда, куда яго связли, пиряезда со два мясиу па грязи…».

Удивительно, как еще относительно недавно, деревни запада Смоленщины говорили именно так как передал И. Орловский.

 

А вот иной взглад на белорусов, выраженный другим автором:

«…Стоявшие на рубеже двух враждебных держав, обитатели Смоленской области много терпели от бедствий войны. Переходя то к Руси, то к Польше, смоляне и по положению своему и по исторической судьбе, невольно принимали к русским элементам начала соседних народов.  И не тому в нынешних обитателях Смоленской губернии мы замечаем двойственность характеров. Жители уездов, отделенных от Польши, Юхновского, Гжатского, Сычевского, Бельского и (отчасти) Вяземского носят черты характера Великорусов. Они деятельны, бодры, свежи, дородны, зажиточны и опрятны. Сметливость, деятельность, заботливость об участии своего хозяйства, изворотливость при отыскании средств к жизни – отличительные черты жителей этих уездов.

В прочих уездах преобладает белорусский элемент. Жители тех уездов – малорослы, мешковаты; хозяйство их скудно; одежда неопрятна. В некоторых местах, особенно соседственных с Белоруссией, иные крестьяне не имеют и полов в доме, и многие питаются хлебом из невеяной ржи. Язык их не чисто великорусский, а какая-то смесь с белорусским и польским. Резкая твердость языка польского и полнозвучие речи русской сливаются, и,  перемешиваясь между собой, образуют какой-то особенный, для непривычного уха говор. В Смоленском говоре встречаются и слова чисто польские, и звуки малороссийские, и особенности произношения белорусского и речь великорусская с неправильными ударениями и словоизменениями.

Настоящее мужское крестьянское платье жителей Смоленского и других уездов, смежных с Белоруссией: кафтан белого сукна и валяный также белый суконный колпак в виде усеченного конуса; а женское платье: белая наместка или платок; шнуровка без рукавов, андарак (юбка, по которому подпоясываются кушаком…»

Данная выдержка из работы П. Шестакова «География Смоленской губернии» издания 1857 года. Как видим, отношение двух авторов  Шестакова  и  Орловского  к  истории  западной  части  Смоленщины имеют значительное различие. Возможно, это связано с трансформацией общественного мнения – ведь как-никак между  написанием  работ  прошло  50 лет.  Может  быть,  в работах выражено субъективное отношение авторов к белорусскому населению Смоленской губернии.

 

Источники, использованные в работе

1. И. Силинич, Д Анучин, П. Семенов. Цикл лекций прочитанных в Московском университете в 1918 году по курсу Белорусской истории. Интернет-ресурсы.

2. И. Орловский. Краткая география Смоленской губернии. Издание Смоленского Статистического комитета. Смоленск. 1907г.

3. Смоленская старина. Выпуск третий. Часть I. Под  ред. Н.  Редькова.  Издание  Смоленской  архивной  комиссии.  Смоленск. 1914г.

4. М.К. Любавский. Очерк истории Литовско-Русского государства до Люблинской унии включительно. Издание 2-е. Москва. 1915г.

5. Я. Соловьев. Сельскохозяйственная статистика Смоленской губернии. Москва 1855 год.

6. П. Шестаков. География Смоленской губернии. Москва. 1857г.

7. Н. Тройницкий. Данные переписи Российской империи 1897г. Смоленская губерния. Москва. 1904г.

8. Список населенных мест. Смоленская губерния. Издание  Центрального Статистического комитета МВД  по  состоянию  на 1859г. СПБ. 1863г.

9. А. Энгельгардт. Письма из деревни. Алгоритм. Москва. 2010г.

10. Е.Ф. Карский. Этнографическая карта белорусского племени, составлена в 1903 году. Интернет-издание.

 

——————————————————————————————————

Пра аўтара:

Качаненкаў Святаслаў Савельевіч. Нарадзіўся ў вёсцы Гвоздевіцы Касплянского раёна Смаленскай вобласці ў студзені 1947 г. у сям’і вясковага настаўніка.

Навучаўся ў Гвоздзевіцкай пачатковай школе. Скончыў Зарубинскую сямігадовую школу. З 1963 па 1967 год працаваў на Грозненскім нафтахімічным камбінаце. З 1967 па 1969 год служыў у войску. З 1970 па 1975 год навучаўся ў Паўночнаасяцінскім дзяржуніверсітэце і Свярдлоўскам юрыдычным інстытуце. З 1978 па 1999 год працаваў у якасці адваката ў Сургуцкай юрыдычнай кансультацыі Цюменскай вобласці Ханты – Мансійскай аўтаномнай акругі. Пенсіянер. Аўтар цыклу прац “Очерки по истории родных мест. Жизнь смоленской деревни”, якія можна вольна спампаваць на старонцы аўтара. На дадзены момант працуе над пытаннем беларускіх дыялектаў заходняй Смаленшчыны.

 

 

 

 

 




Войти через loginza

2 комментария: Белорусы запада Смоленщины

  • Димитрий:

    Русины это народ живущий в Смоленщине – великорусины , Крывии или по иному Беларуси – белорусины , в Галиции , Закарпатье и Воеводине – малорусины . По вероисповеданию русины являются православными и католиками византийского обряда . В Московии или по иному в Великороссии живут московиты или по иному великорусы . На Украине или по иному Малороссии живут украинцы или по иному малорусы . В Поморье живут поморы . В Сибири – сибиряки . Русинов и русов объединяет одна общая на всех родина Святая Русь .

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

 

上車盤| 搵樓| 豪宅| 校網| 居屋| 貝沙灣| 美孚新邨| 嘉湖山莊| 太古城| 日出康城| 九龍站 | 沙田第一城| 樓市走勢| 青衣| 西半山| 西貢| 荃灣|

雪茄网购| 雪茄| 哈瓦那雪茄| 雪茄价格| 雪茄烟网购| 雪茄专卖店| 雪茄怎么抽| 雪茄烟| 雪茄吧| 陈年雪茄| 大卫杜夫雪茄| 保利华雪茄| 古巴雪茄品牌| 古巴雪茄| 古巴雪茄多少钱一只| 古巴雪茄专卖网| 烟斗烟丝| 小雪茄| 金特罗雪茄| 帕特加斯d4 | 蒙特雪茄| 罗密欧朱丽叶雪茄| 网上哪里可以买雪茄| 限量版雪茄| 雪茄专卖| 雪茄专卖网| 雪茄哪里买| 买雪茄去哪个网站| 推荐一个卖雪茄的网站| 雪茄烟| 古巴雪茄价格| 雪茄海淘| 雪茄网| 帕拉森雪茄|

橫額| 貼紙| 貼紙印刷| 宣傳單張| 海報| 攤位| foamboard| 喜帖| 信封|

QR code scanner| SME IT| system integration| inventory management system| label printing| Kiosk| Voice Picking| POS scanner| POS printer| System Integrator| printing labels| Denso| barcode| handheld| inventory management| warehouse management| stock taking| POS| Point of sale| Business service| Web Development| app development| mobile app development| handheld device| inventory management software| pos system| pos software| pos hardware| pos terminal| printer hong kong| receipt printer| thermal printer| thermal label printer| qr code scanner app| qr scanner app| online qr code scanner| qr code scanner online mobile| qr code scanner download| mobile solutions| mdm solutions| mobile device management|

邮件营销| Email Marketing 電郵推廣| edm营销| edm| 营销软件| 推广软件| 邮件群发软件| 邮件群发| Mailchimp| Hubspot| Sendinblue| ActiveCampaign| Aweber| 邮件主题怎么写| 邮件主题| 邮件模板| Maichimp| benchmark| SMS|

Tomtop| Online Einkaufen| Zeblaze| XT175| xiaomi m365| xiaomi Roborock S50| Roborock S50| Wltoys| VISUO XS812| Viltrox EF-M2| Vernee T3 Pro| Ulefone Power 5| Tronxy X5S| SONOFF| SJCAM SJ8 PRO| Rowin WS-20| MXQ PRO| MJX Bugs 5W| lixada| LEMFO LEM8| lemfo lem4 pro| LEMFO| koogeek| kkmoon| JJPRO X5| hubsan h501s x4| hubsan h501s| Hubsan| hohem isteady pro| goolrc| Feiyu| Feiyu Tech G6| Ender 3| Creality Ender 3| Bugs 5W| anet a8 3d printer review| Anet| Anet A4| Anet A6| Anet A8| andoer| ammoon| amazfit bip|

electric bike| best electric bike| electric bikes for adults| e bike| pedal assist bike| electric bikes for sale| electric bike shop| electric tricycle| folding electric bike| mid drive electric bike| electric trike| electric mountain bike| electric bicycle| electric bike review| electric fat bike| fat tire electric bike| women's electric bike |

office| 地產代理| 辦公室| Property Agent| Hong Kong Office Rental| hong kong office| 物業投資| office building| Commercial Building| Grade A Office| 寫字樓| 商業大廈| 甲級寫字樓| 頂手| 租寫字樓| leasing| Rent Office| 地產新聞| office for sale|

school| international school of hong kong| international school| school in Hong Kong| primary school| elementary school| private school| UK school| british school| extracurricular activity| Hong Kong education| primary education| top schools in Hong Kong| Preparatory| best international schools hong kong| best primary schools in hong kong| primary school hong kong| private school hong kong| british international school| extra-curricular| school calendars| boarding school| school day| Bursary| British international school Hong Kong| British school Hong Kong| English primary school Hong Kong| English school Hong Kong| International school Hong Kong| School Hong Kong| boarding school Hong Kong| best school in Hong Kong| School fees|

electric bike| Best smartwatch| Best Wilreless earphones|