Архив за месяц: Июль 2011

Закардонная Беларусь: “Terra incognita” з Крынскай гміны

Беларусы Беласточчыны пакуль што існуюць у якасці нацыянальнай меншасці, хоць іх колькасць увесь час скарачаецца. Моладзь, як і ў славутыя “герыкаўскія” часы, імкнецца з’ехаць куды далей: Беласток, Варшаву, за акіян – у пошуках працы, прыгодаў ці хоць бы гарадскога жыцця з усімі яго выгодамі. З незапамятных часоў гэтая зямля стала губляе свой генафонд, які распыляецца па мапе сусвету, анічога не пакідаючы нашчадкам. Але сустракаюцца адзінкі, якія адмаўляюцца ад мітусні вялікага места, памяняўшы цень хмарачосаў на родную хату, яблыневы сад і адчуванне ўкарэненасці.

Пра жыццё на чужыне, беларускую працу, культуру Беласточчыны мы размаўляем з Асяй Чабан, стваральніцай беларускага культурнага таварыства “Terra incognita” ў Крынках, што на Сакольшчыне.

Читать далее

Субстантивы со значением лица женского пола в Брянских говорах в словообразовательном аспекте

Седойкина Ю.В.

Брянский государственный университет

им. академика И.Г. Петровского

Антропоцентризм  современного  языкознания расширяет  сферу научного изучения языка  с  различных  позиций.  В  народной речи,  лаборатории  языковых  естественных процессов,  явления  антропоцентрического характера  представлены  активно  и  разносторонне. Поэтому наименования человека в этой речи  отражают живые процессы  в плане  народной  номинации,  стилистики,  словообразования  и  т.  д.

Антропологическая лингвистика основывается на постулате, в соответствии  с которым в центре человеческого миросозерцания, а стало быть, и в центре лексической  системы  языка,  стоит  человек.  Не случайно Ю.Н. Караулов видит основную задачу  антропоцентрической  лингвистики в  выявлении  того,  каким  предстает  человек и этнос в языковой единице, в которой отражаются живые  процессы  народной  номинации, словообразования, стилистики и т. д., в языковых построениях, в самом строе языка, который им создан и которым он пользуется [Караулов Ю.Н., 1995, С. 64].

Читать далее

Влияние пограничного положения Псковской области на социокультурные ориентиры населения региона

А. Г. Манаков.

Информационная  база  данного  исследования  включает результаты серии социологических опросов, проведенных в 1999—2010  гг.  в  пределах  региона,  представляющего «новое  российское  порубежье»  почти  на  всем  протяжении границы  России  с  Эстонией  и  Латвией.  Данный этнокультурный  рубеж  в  ХХ  в.  только  в  течение 30  лет выступал  в  качестве  государственной  границы,  однако  в  предшествующие  семь  веков наблюдалась обратная пропорция: в течение пяти веков граница была политической, и только два столетия (XVIII—XIX вв.) имела административный статус.

Псковская область является единственным регионом Европейской России, пограничным сразу с  тремя  государствами. Причем две из  соседних  стран (Эстония и Латвия) четко  ассоциируются местным населением с западным культурным миром, а одна (Республика Беларусь) в культурном плане видится жителями области очень близкой России.

Пограничность  Псковской  области  накладывает  отпечаток  на  жизнь  населения  в  пределах всего региона. Этому  способствует форма  территории области, вытянутость которой  с  севера на юг  в  значительной  степени  определяется  существующей  в  течение многих  столетий  этнической границей,  неоднократно  принимающей  форму  политического  рубежа.  При  этом  вдоль современной  государственной  границы  сформировались  зоны  непосредственного социокультурного влияния соседних стран, выраженные в тесноте родственно-дружеских связей и интенсивности  трансграничных  контактов.  В  первую  очередь,  социокультурное  воздействие соседних стран испытывают собственно пограничные районы, во вторую — прилегающие к ним внутренние районы области, называемые нами приграничьем второго порядка.

Читать далее

Словари И. Носовича и Б. Гринченко как выразители этнического самосознания

Савіцкая І.І. (Мінськ, Білорусія)

Нация – тип этноса, исторически возникшая социально экономическая и духовная общность людей, характеризуемая общностью территории, языка, экономических  связей,  психологического  склада  населения,  культуры  и самосознания. Одним  из  источников  изучения  и  одновременно  средством кодификации  национального  литературного  языка  является  национальная лексикография в её ранний словарный период, который обычно знаменуется изданием  значительного по количественному отбору и роли в  становлении языковой  системы  лексикографического  труда –  словаря национального языка,  который  выполняет  функцию  выразителя  национального самосознания носителей языка.

Сопоставление  культурно-исторической  специфики  восточнославянской лексикографии  периода  становления  нации  представляется  актуальным  для этнологической теории, а также при исследовании исторической лексикографии восточнославянских  языков.  Подобная  проблематика  исследовалась  ведущими восточнославянскими  лексикографами  и  историками  лексикографии – Т. Кульчицкой [4], А. Плотниковой [5], П. Горецким [2], М. Гулицким [3] и  др.

Целью  статьи  является  анализ  внеязыковых  и  внутриязыковых  факторов, влияющих на формирование и роль национальной лексикографии в конкретный исторический  период.  Результаты  исследования  затронут  как  вышеупомянутые факторы,  так  и  систематизацию  национально-культурной  составляющей  в национальных словарях восточнославянских языков.

Читать далее

“Лісты” Феліцыяна Сурына як крыніца па гісторыі Беларусі другой паловы XIX ст.

С. П. Астанковіч (Крычаў)

Феліцыян Сурын для сучасных даследчыкаў з’яўляецца дастаткова малавядомай асобай. Толькі нядаўна, дзякуючы польскім гісторыкам, удалося ўстанавіць яго дакладную біяграфію [5, с.25-26].

Для айчынных вучоных вельмі важна тое, што Сурына згадвае ў сваіх лістах да М. Драгаманава адзін з заснавальнікаў беларускай ідэі Вайніслаў Савіч-Заблоцкі:  “Пан Хвэлька Сурын та другія, а польская пецярбургская газета “Kraj” не раз ужо пісалі так, як пан Ельскі, і здаецца, што яны сябе болей за беларусаў, як за палякаў маюць” [1, с.316]. Дарэчы, менавіта Сурын змясціў у “Słowniku geograficznym królewstwa polskiego i innych krajów słowiańskich” змястоўны артыкул “Беларусь” [4, с.193-194].

Феліцыян Сурын  нарадзіўся на Мсціслаўшчыне ў 1842 г. ці 1843 г., дзяцінства і маладосць правёў у маёнтку свайго дзядзькі Башары (Чавускі павет). Скончыў Магілёўскую гімназію і паступіў у Горы-Горацкі земляробчы інстытут. У 1863 г. быў сярод тых студэнтаў, якія далучыліся да атрада Людвіка Звяждоўскага. Паранены Сурын быў пакінуты паўстанцамі ў шпіталі  Інстытута, прадстаў перад следчай камісіяй якая, аднак, вырашыла, што ён ў паўстанні ўдзелу не браў. Студэнт аднак трапіў пад паліцэйскі нагляд і быў выкінуты з інстытута. Пасля гэтага ён да пачатку 80-х гг. жыў на Крычаўшчыне.

Читать далее

Особенности формирования историко-культурного и природного наследия Смоленщины

Е. В. Евдокимова

Одним из основных свойств территории является ее способность обладать историко-культурным и природным наследием, в этом случае она выступает как вместилище природного наследия, а ценность территории определяется степенью насыщенности объектов наследия, закономерностями пространственного распределения, особенностями исторического развития территории, преемственностью сформировавшихся объектов наследия, их устойчивостью и изменчивостью. Современные подходы к пониманию наследия выделяют его как совокупность природных и культурных элементов, через которые социальные группы признают свою самобытность и обязуются передавать ее будущим поколениям. С точки зрения наследия культурный ландшафт выступает в двойственной роли: с одной стороны, представляет собой объект наследия, включающей, культуру как аспект ландшафта, с другой стороны, –– как система.

Как компоненты культурного ландшафта рассматриваются город и деревня, или село, или сельцо, или местечко (на западе области), ранее выполнявшие роль хранителя культурных традиций, создавшие особые виды культуры: дворянскую, монастырскую, крестьянскую, и оставившие специфическое  наследие. Отдельные культурные ландшафты различаются соотношением культурного и природного слоев ландшафта, их строением –– соотношением элементов традиционной и инновационной культуры, соотношением между наследием и современной культурой.

Культурный ландшафт формируется как совокупность исторических моментов адаптации человеческих общностей к природной среде данной территории обитания с использованием ее ресурсов при существующих уровнях развития производительных сил и духовной культуры.

Формирование культурного ландшафта Смоленщины изначально проходило под воздействием двух основополагающих факторов. Во-первых, особенностей приграничного положения территории на протяжении столетий. Как барьерная, так и соединительная функции границ приводили к весьма заметным тенденциям. Во-вторых, это волны переосвоения территории, идущие чередой вследствие миграционных потоков. Они представляют не только отдельные ветви единой культурно-исторической Среды (чаще всего славянской), но и этнически довольно разнообразного напластования разнородных элементов. До сих пор сохранилась заметная мозаичность между тремя составными частями Смоленщины, четко различавшимися в направлении Запад –– Восток.

Читать далее

Белорусская культура в Литве

Лилия Плыгавка, Литовская Республика, Вильнюс

Современная культурная кaрта Литовской республики характеризуется полифоничностью, которая, с одной стороны, отличается стремлением осмыслить ценность отдельного национального меньшинства в комплексном сочетании с культурой титульной нации, а с другой стороны, активными интеграционными процессами.

В этом отношении существенно выделяется Юго-Восточная Литва (Вильнюсский край) – уникальный мультикультурный регион, где рядом веками довольно компактно живут представители разных этнических групп. Объединённые общей судьбой в результате различных обстоятельств и испытавшие определённые взаимовлияния культурных традиций и ценностей друг друга, они сохранили своё национальное отличие.

Читать далее

М.Н. Катков. Русский язык в Западном крае

Известие, полученное нами от наших виленских корреспондентов и напечатанное в № 172 «Московских ведомостей», не могло не поразить нас своей странностью. До сих пор одним из самых важных вопросов, заботивших правительство в интересах национальной политики, было допущение русского языка к употреблению в разных признаваемых нашими законами вероисповеданиях, а теперь, если только верить упомянутому известию, вопрос этот вдруг извратился, и речь идет, напротив, о недопущении русского языка. Изыскивается наилучший возможный способ при данных обстоятельствах избежать принятия этой меры, которая, по-видимому, была поставлена на ближайшую очередь.

В принципе, правительство уже давно предустановило решение этого вопроса. Еще в прошлое царствование, по мысли ныне царствующего Государя Императора, заведовавшего военно-учебными заведениями, введено было в оных для воспитанников римско-католического исповедания преподавание закона Божия на русском языке. Правда, это было только начало, но, без сомнения, оно положено было не затем, чтоб остаться ненужной и бесплодной попыткой, а чтобы впоследствии приобрести действительное значение. События нашего времени воскресили эту столь важную государственную мысль, в которой заключается тайна справедливого, не сопряженного ни с какими потрясениями, столько же консервативного, сколько и либерального разрешения целого узла вопросов, вносящих смуту в нашу государственную жизнь. К сожалению, неразумие, предрассудки и обман, который во всем играет у нас столь деятельную роль, поднимали здесь одно затруднение за другим, запутывали и затягивали дело, столь само по себе ясное и чистое.

Читать далее